Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

Календарь
памятных дат

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Источники

Монастырские летописцы

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Видеофильмы

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх в XV в.

Приходское духовенство Новгородской земли (XV - начало XVI вв.)

Красный Холм
в XVIII в.

Аналогии

Ссылки

Краткая история обители

Наталья Тарасова

История. 1461-1917       История. 1917 - 2017    [I]  ||    Братия       Святыни       Некрополь    [II]

звестно, что любое историческое исследование всегда начинается с изучения источников, поэтому обращаясь к истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря было бы правильнее начать свое повестование с небольшого обзора основных источников. Но это довольно большая и сложная тема, которая нуждается в отдельном разговоре. Источникам по истории обители посвящена отдельная рубрика. Поэтому мы перейдем непостредственно к истории монастыря.

История. 1461-1917. Из монастырского «Летописца» известно, что монастырь был основан во второй половине XV века «пустынножителем», «священноиноком» «старцем» Антонием, пришедшем, «из страны, называемой человеческими словами Белозерской»[1]. «Летописец» даже называет точную дату прихода Антония в Бежецкий Верх – 1461 год. Надо заметить, что указанная дата не связывается автором «Летописца» с датой основания непосредственно монастыря, но именно от этой даты идет отсчет летоисчисления существования обители. Наличие в документе столь точной даты сегодня вызывает вопросы у исследователей[2]. Монастырь, из которого пришел старец Антоний в «Летописце» не упомянут, но уже сложилось мнение, что Антоний мог быть пострижеником и насельником Кирилло-Белозерского монастыря[3], однако данный факт пока не находит документальных подтверждений. Оказавшись в пределах города Городецка (современный Бежецк) Бежецкого Верха, окраинной территории Новгородских владений, где в начале XV века уже было сильно московское влияние[4], старец занемог. Получив в скором времени по Божией милости чудесное исцеление от болезни, преподобный Антоний решил поставить келью и часовню, проводя свою дальнейшую жизнь в молитвенном уединении. Приглядев себе живописное и уединенное место при слиянии рек Неледины и Могочи, Антоний испросил небольшой участок земли у местного землевладельца боярина Афанасия Васильевича Нелединского. Нелединские были новгородскими боярами и владели землями севернее Городецко в бассейне рек Могочи, Меличи и Неледицы, в пределах нынешнего Краснохолмского района[5]. Получив участок земли, старец Антоний «нача ту пустынножительствовати и богоподвижно подвизатися добрым и богоугодным житием»[6]. Скоро по окрестным селениям разнеслась молва о богоугодной жизни отшельника. К преподобному Антонию стали приходить за советами, молитвами, принося пожертвования, а некоторые испрашивали дозволение жить при его келье. Согласно одному из устных преданий, однажды ночью святой Антоний увидел необыкновенный свет; объятый ужасом, он пошел на то место, где видел чудное зрелище, и нашел на дереве икону святителя Николая. Тогда для нужд новообразованной монашеской общины было решено поставить деревянную церковь во имя Николая Чудотворца и поместить в ней явленный образ[7]. Так был основан Николаевский Антониев монастырь. Первоначально монастырь был деревянный, монастырский ансамбль состоял из деревянной церкви Николая Чудотворца и нескольких келий, обнесенных деревянным частоколом, вероятно, стояла и часовня, по-строенная ранее[8]. В 1481 году было начато строительство каменного Никольского собора, ставшего последним земным делом преподобного Антония[9].

Автор «Летописца», упоминая об основании монастыря на землях Афанасия Нелединского, согласно официальному родословию, внука Станислава Яновича Мелецкого[10], тем не менее, нигде не сообщает, что монастырь был основан, а главный монастырский храм был возведен в камне при участии Нелединских. Это весьма примечательно, если учесть, что «Летописец» начинается с родословной легенды Нелединских, возникшей в одно время с составлением «Летописца», а представители рода Нелединских во второй половине XVII века были основными монастырскими вкладчиками[11]. Тем не менее, первые исследователи монастырского «Летописца» – А.К. Жизневский и игумен Анатолий – отвели основную роль в устроении обители боярину Нелединскому[12]. Мы не будем рассматривать данный сюжет подробно, лишь оговоримся, что Афанасий Нелединский – реальное историческое лицо, только жил он на сто лет позже описываемых событий[13]. Версия о причастности Нелединских к основанию и строительству монастыря сегодня ставится под сомнение[14].

Особенности политической ситуации второй половины XV века, выражавшиеся в соперничестве Москвы и Новгорода за земли Бежецкого Верха[15], позволяют высказать предположение, что участие в устроении монастыря мог принять удельный князь Андрей Васильевич Большой Угличский, младший брат Ивана III, который получил Бежецкий Верх в удел по завещанию отца[16]. И, скорее всего, именно князю, а не местным боярам-вотчинникам было по силам выстроить такой мощный и выдающийся по своим архитектурным показателям храм, как Никольский собор Антониева монастыря[17]. В настоящее время эта точка зрения приобретает все больше сторонников и воспринимается как данность[18]. В какой-то мере подкрепляет это предположение и версия А.С. Дворникова об усилении в Бежецком Верхе в XV веке влияния Москвы[19].

А.М. Салимов и В.А. Булкин выдвинули не менее интересное предположение, что к устроению Николаевского Антониева монастыря могли иметь отношение бояре Шереметевы, родоначальник которых состоял на службе у князя Андрея Большого, – Андрей Константинович Шеремет, Василий Андреевич и Федор Васильевич[20] Шереметевы. По мнению исследователей, именно Шереметевы, а не Нелединские принимали финансовое участие в судьбе Антониевой обители и способствовали строительству в частности каменной трапезной церкви[21].

Так или иначе, XVI–XVII века, несмотря на события опричнины и Смутного времени, можно назвать временем расцвета Николаевского Антониева монастыря. Согласно старинным монастырским расходным книгам, в этот период Антониева обитель жила по общежительному уставу, введенному в монастырях Новгородской епархии архимандритом Новгородским Макарием в княжение Василия III[22], поскольку в церковном управлении Бежецкий Верх, а следовательно, и монастырь зависели до 1776 года от Новгородской кафедры[23].

Наличие в Николаевском Антониевом монастыре в XVI веке двух каменных строений (главного Никольского храма с пределом (1480-е гг.) и церкви Покрова Богородицы с трапезной (1590-е гг.[24]), богато украшенных икон, разнообразной богослужебной утвари, богатых священнических облачений и богослужебных книг (имелось 11 напрестольных Евангелий, часть которых была украшена золотом, серебром и бархатом), значительных земельных наделов (Антониев монастырь был вторым крупнейшим землевладельцем в округе после Троицкой лавры[25]) и различных монастырских служб (среди которых мельничные и солодяничные) ставят его в один ряд с крупнейшими обителями того времени (Троице-Сергиевым, Чудовым, Симоновым монастырями[26]). В монастырь на протяжении двух столетий вносят пожертвования цари, владыки, местные землевладельцы, представители именитых боярских родов: среди вкладчиков монастыря последние Рюриковичи, епископ Вологодский и Великопермский Иоасаф, старица-инокиня Марфа Ивановна Романова, патриарх Иоасаф II, Нелединские, Бутурлины, Шереметевы, Годуновы. За счет передачи в собственность монастыря сел и деревень растет его вотчина (к 1564 году вотчина монастыря считывала около 150 деревень в радиусе примерно 20 км от него[27]), усиливается его экономическое благосостояние и влияние в крае. Однако уже во второй половине XVI века войско опричников Иоанна Грозного прошлось темной волной по землям Бежецкого Верха, неся смерть многим местным землевладельцам и их людям[28]. И хотя неизвестны источники, которые свидетельствовали бы о разорении монастыря, опричный террор в сочетании с сильнейшим экономическим кризисом последней трети XVI столетия, вызванным не только рядом социально-экономических причин, но и эпидемией, неурожаем, резким демографическим спадом привел к оскудению монастырской вотчины и значительному запустению земель[29].

XVII век – смутное время в истории России. Польско-литовские интервенты поставили под угрозу сохранение русской государственности и культуры. Локально отразились страшные события того времени и на истории монастыря. От ватаг разбойничьих шаек казаков и поляков монастырские власти пытались откупиться деньгами, но сберечь монастырь и его вотчины от дальнейшего разорения все же не удалось, тенденция сокращения численности населения монастырских вотчин, уменьшения числа братии, превращения многих монастырских деревень в пустоши, только усилилась[30]. А в 1611 году произошла трагедия: монахи были убиты (в старинном синодике записано 26 убиенных монахов), монастырские села и деревни сожжены[31]. Лишь во второй половине XVII столетия начинается постепенное возрождение монастыря и его владений. По переписи 1678 года за монастырем значилось с селами и сельцами 103 селения, которые насчитывали 614 дворов[32] (вероятно, Николаевский Антониев монастырь и в XVII веке относился к разряду крупных монастырей, которые насчитывали от 100 до 1 000 крестьянских дворов[33]). Во второй половине XVII столетия монастырь переживает бурное каменное строительство, складывается основной архитектурный комплекс[34], включающий Никольский собор (1480-е гг.), расписанный в 1683 году фресками, с церковью во имя Всех Святых (1690 г.), Покровскую трапезную церковь (1590-е гг.), надвратную церковь в честь Вознесения Господня (1690-е гг.), колокольню (1667/8 г.), двухэтажные казенные и больничные палаты с церковью в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, двухэтажную братскую поварня (впоследствии – Иверский корпус), Макарьевские и братские кельи над проездными воротами, ограду. Ко второй половине XVII века относится и начало формирования монастырского Некрополя[35]. В конце столетия в монастыре учреждается архимандрия – наиболее почетная среди монашеских обителей сановная степень, хотя, вероятно, и не без усердного ходатайства его влиятельных вкладчиков[36].

Однако уже в XVII веке государственная политика по отношению к монастырям строилась с учетом социальных требований дворянства и потребностей самой власти, прежде всего финансовых, поземельных, дворцовых, военных и прочих. Поэтому главным направлением политического курса правительства становится учет церковных вотчин и крестьянских дворов в них, контроль за монастырскими имуществами, доходами и расходами монастырей, усилившийся в XVIII столетии[37].

Особенности жизни и развития Николаевского Антониева монастыря в XVIII–XIX веках укладываются в общий контекст отечественной истории, сведения о которых можно найти в доступной исторической литературе. Скажем только, что в этот период проводилось дальнейшее архитектурное благоустройство обители: строились и перестраивались монастырские стены и башни, братские и настоятельские кельи; благоустраивался, поновлялся и видоизменялся храмовый комплекс; расширилась площадь монастыря[38]. Наибольшее число людей, находящихся на содержании монастыря, пришлось на 1720-е годы: монашествующих насчитывалось 72 человека (в т.ч. 10 иеромонахов) и прочих служителей – более 100 человек. По первой переписи (ревизии) населения, проведенной в 1722 году, за монастырем числилось 4 031 душ мужского пола, а по третьей – 1762 года – 4 620 душ[39]. Во владении монастыря находились скотный двор, на котором содержались козы, лошади, коровы и быки, овцы и ягнята, 5 мельниц, несколько подворий (в т.ч. Антониев монастырь участвовал в строительстве подворья для новгородских архипастырей и настоятелей в Санкт-Петербурге), приписной монастырь и две пустыни, земельные угодья[40]. Но с началом государственных преобразований Петра I, которые затрагивали и церковно-монастырскую сферу, хозяйственное благосостояние Николаевского Антониева монастыря начало постепенно понижаться[41]. Росло государственное налогообложение и число «доимочных» платежей, кроме того, монастырь был обложен различными церковными сборами. Баланс между доходами, расходами и налогообложением в хозяйственно-экономической жизни Антониева монастыря был нарушен настолько, что в 1724 году Новгородский архиерейский дом взял его под свою опеку, т.е. фактически приписал его к себе[42]. Только в 1727 году, по прошению сановитых и именитых монастырских вкладчиков (среди которых был сенатор Ю. С. Нелединский-Мелецкий), Антониеву монастырю были возвращены и самостоятельность и архимандрия[43]. Но уже реформа 1764 года Екатерины II, направленная на перевод всей монастырской собственности в государственную, лишила в числе прочих и Николаевский Антониев монастырь былого значения крупнейшего землепользователя, которому на 1766 год принадлежало 14 600, вместе с лесными угодьями, десятин земли[44]. В ходе губернской реформы, в 1764 году, село Спас на Холму, одна из крупнейших и доходных вотчин Антониева монастыря, было изъято из его владений. В 1776 году был издан Указ №14420, по которому село Спас на Холму становилось городом с переименованием его в Красный Холм, а также с последующим присоединением к Тверскому Наместничеству. Указ гласил: «Пользы ради и для вящей выгоды жителям учрежденного Тверского Наместничества <…> разделить Бежецкий уезд на две части, оставив часть при городе Бежецке в 28 336 и приписав к селу Красный Холм 25 139 душ, именуя это село городом…»[45]. Таким образом, монастырское село преобразовывается в город-центр Краснохолмского уезда Тверского Наместничества, затем Тверской губернии. В 1778 году был утвержден регулярный план нового города, охвативший большую территорию, включавшую древнее село (на северном краю города), Антониев монастырь (на южном конце) и три деревни-слободы, располагавшиеся между ними – Глунцовскую, Никольскую и Бортницкую[46]. Так Николаевский Антониев монастырь, бывший в свое время солидным вотчинником, владельцем обширных прилегающих к нему территорий, фактически вошел в городскую черту Красного Холма, что, в свою очередь, способствовало новому перераспределению собственности монастыря[47]. На протяжении последующих десятилетий (конец XVIII – первая половина XIX века) регулярный план был осуществлен лишь частично. По существу была реализована только та часть плана, которая касалась северной части города, охватывавшей территорию древнего села и несколько кварталов к югу от него, в основном на правом берегу Неледины[48]. И хотя в 1781 году был утвержден герб города Красный Холм, уже в 1796 году Краснохолмский уезд был упразднен, а его территория была поделена и включена в состав Бежецкого и Весьегонского уездов Тверской губернии. Город Красный Холм становится заштатным[49]. В 1836 году Николаевский Антониев монастырь был переведен в III класс штатных монастырей: монастырь состоял в епархиальном управлении, надзор за ним осуществлял благочинный над монастырями, управлял таким монастырем игумен[50].

Несмотря на довольно напряженную хозяйственно-экономическую жизнь, в XVIII–XIX веках Николаевский Антониев монастырь по-прежнему играл роль духовного и просветительского центра округи. В 1783 году в монастыре была отрыта церковно-приходская школа, а в период с 1809 по 1834 годы действовало духовное училище. К XIX веку монастырская библиотека насчитывала более 300 печатных книг и две рукописные, имела богатый старинный рукописный архив за XVI–XVIII веков.

Во второй половине XIX века было положено начало научному изучению истории этой древней обители Тверской митрополии[51].

История. 1917-2017. XX век – мученический период для всей Русской Православной церкви, стал он таковым и для Антониева монастыря. Обитель прекратила свое существование, весь архитектурный комплекс был разгромлен и исковеркан до неузнаваемости.

Уже во второй половине 20-х годов монашеская жизнь в обители замирает, монастырь начал подвергаться разорению и разрушению. В 1918 году из монастыря в неизвестном направлении был выслан его последний настоятель – игумен Иоанн (Гречников), а в 1922 году над оставшимися в обители монахами состоялся судебный процесс, на котором они были объявлены классовыми врагами и обвинены в контрреволюционной деятельности[52]. Дальнейшая судьба их неизвестна. Автору этих строк как-то довелось прочитать в жизнеописании архимандрита Иоанна (Крестьянкина), что в 1926 году в монастыре некоторое время проживал, отбывая срок, епископ Вязниковский, викарий Владимирской епархии, Николай (Никольский)[53]. По всей видимости, какое-то время Антониева обитель еще функционировала, возможно, использовалась как место отбывания заключенных духовного звания. И все же 20-е годы стали временем начала планомерного разрушения монастыря. В 1926 году Николаевский Антониев монастырь был полностью национализирован[54]. На место насельников приходят представители коммуны[55]. В пригодных для проживания и хозяйственной деятельности зданиях разместился «Жилкомхоз» со своим скотным двором, курятником и кроликовой фермой. Из монастыря вывозятся церковные ценности[56]. От богатого монастырского церковного убранства и духовного наследия уцелело немногое. Часть монастырского рукописного старинного архива была передана в образованный в 1931 году Отдел дореволюционных фондов Калининского отделения Московского областного архивного бюро. Сегодня эти документы составляют 186 фонд ГАТО[57]. Немногие сохранившиеся предметы и рукописи оказались в фондах ТГОМ, ставшего наследником Тверского музея А.К. Жизневского, где имелись предметы культа и старины из Антониевой обители, переданные ее настоятелями в дар музею[58]. Изменилось и территориально-административное положение монастыря: 12 июля 1929 года постановлением ВЦИК «О составе округов и районов Московской области и их центрах» город Красный Холм стал центром вновь образованного Краснохолмского района, вошедшего в состав Бежецкого округа Московской области[59].

В январе 1930 года новой властью было принято решение о закрытии всех храмов в Краснохолмском районе[60]. Уже к весне был составлен список закрытых Окрисполкомом церквей[61], в котором Николаевский Антониев монастырь значится как закрытый. Монастырские святыни – старинные иконы – были описаны и свезены на хранение в Николо-кладбищенскую церковь Красного Холма (дальнейшая их судьба неизвестна)[62]. В 30-е годы практически полностью была разобрана сооруженная в XVII–XVIII веках каменная ограда, снесены некоторые крупные сооружения, например, колокольня и церковь Иоанна Предтечи. Тогда же началась и разборка главного храма монастыря и уникального памятника русского зодчества – Никольского собора. В 1931 году это предприятие было ненадолго приостановлено: полуразрушенный памятник был обмерен техником Маргуновой[63]. Однако этим интерес новой власти к памятнику древней архитектуры и ограничился. По воспоминаниям местных жителей (данные собраны в ходе этнографической практики студентов исторического факультета СПбГУ под руководством к.и.н. С.В. Алексеевой), уже в 30-е годы на территории обители появились МТС (РТП), дом культуры (клуб), общежитие для рабочих. Позднее рабочих сменили представители «горьковского дна», которые продолжали разбирать монастырские строения, обустраивая свой личный быт. В результате уже к 40-м годам весь архитектурный комплекс был разгромлен. По замечанию местных жителей, определенный ущерб нанесло монастырю и строительство транспортной магистрали: дорога прошла по части монастырской территории[64]. В территориально-административном отношении в январе 1935 года Краснохолмский район, а вместе с ним и разоренный монастырь вошел в состав Калининской области[65].

В конце 40-х годов Московский архитектурный институт проявил интерес к полуразрушенному Никольскому собору Антониева монастыря. В 1947 году студенты и аспиранты МАРХИ с научной целью посетили Антониев монастырь и сделали подробные обмеры (планы, фасады и разрезы) уже частично разрушенного Никольского собора. В 1948 году старший инспектор по охране памятников Н.А. Барулин обследовал остатки монастырского комплекса и составил план, на котором были показаны уцелевшие, полуразрушенные и полностью исчезнувшие постройки монастыря. Научные изыскания конца 40-х годов привели к тому, что в начале 50-х годов на Никольском соборе попытались провести элементарные консервационные работы, которые должны били привести к приостановлению дальнейшего разрушения Никольского собора, но они не увенчались успехом[66]. Даже 60–70 годы ХХ века, которые можно назвать периодом возрождения интереса к отечественной культуре и ее памятникам, не принесли ощутимых положительных изменений в судьбе обители. В июне 1960 года монастырский комплекс был обследован экспедицией Государственного Русского музея в составе научного сотрудника И.Я. Богуславской и художника-реставратора Н.А. Шапошниковой. И.Я. Богуславская подготовила отчет о проделанной работе, куда вошло описание архитектуры Никольского собора и его живописного убранства (рукопись до недавнего времени хранилась в ГРМ)[67]. По постановлению Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года №1327 (Приложение №I) монастырский комплекс как архитектурный объект был взят под охрану государства[68]. Однако в означенном документе границы охранной зоны памятника не были установлены. Это позволило часть зданий бывшего монастыря по-прежнему частично использовать под жилье, другая же часть зданий никак не использовалась и находилась в заброшенном состоянии. Местные жители разбирали монастырские строения на кирпичи. В 1967 году комиссией Методсовета и московским архитектором ЦНРМ Б.Л. Альтшуллером Никольский собор был обследован вновь. В результате конец 60-х годов ознаменовался первыми консервационными работами на Никольском соборе. В 1969 году Е.Н. Подъяпольская составила первый паспорт на памятник. В начале 1970-х годов встает вопрос о сохранении фрескового убранства храма Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, пропись которого видна на оставшихся стенах собора и сегодня. В 1971 году реставратор 1-й категории ВЦНИЛКРа Г.В. Жаренков и старший научный сотрудник Калининской областной картинной галереи В.Ф. Гершфельд провели исследования настенной живописи Никольского собора. В результате исследований был предложен комплекс мер по спасению фресковой живописи, но реальных практических шагов сделано не было[69]. Охрана монастырского комплекса как исторического архитектурного объекта вновь была подтверждена Постановлением Совета Министров РСФСР от 4 декабря 1974 года за №624 – «О дополнении и частичном изменении постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года №1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР»» (Приложение I)[70]. Но и это постановление никак не изменило судьбу монастырских построек. Паспорт на монастырский комплекс как на памятник архитектуры, составленный в апреле 1980 года архитектором ВПНРК Г.К. Смирновым, еще раз подтвердил, что на территории Калининской области находится уникальный памятник архитектуры конца XV века и уникальный монастырский комплекс XV–XVIII веков[71]. В Паспорте под единственной системой охраны упоминается только документ 1960 года. Паспорт состоит из 8 частей (Паспорт №1523 и далее /1, /2, и т.д. до /8). Наличие восьми частей в документе обусловлено тем, что было выявлено 8 объектов охраны – сам комплекс и уцелевшие его постройки. Интересно, что монастырь в «Паспорте» фигурирует, прежде всего, как памятник архитектуры, в других графах – пропуск[72].

В 90-е годы о Николаевском Антониевом монастыре, благодаря уникальности его Никольского собора, памятника архитектуры XV века, заговорили на конференциях, появились публикации на страницах научных периодических изданий. В июле и сентябре 1991 года было проведено археологическое исследование Никольского собора Антониева монастыря. Тогда же вышла в свет статья В.П. Выголова «Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.)»[73], благодаря которой Никольский собор был окончательно введен в историю отечественной архитектуры как уникальный памятник зодчества. Археологические раскопки 1991 и 1995–1996 годов, проведенные экспедицией В.А. Булкина (СПбГУ) и А.М. Салимова (ТФ ГАСК), подтвердили некоторые выводы В.П. Выголова и окончательно утвердили, что архитектурный комплекс Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря – уникальный памятник архитектуры и русского культурного наследия[74].

Начало XXI века ознаменовано началом возрождения Николаевской Антониевой обители. В 2005 году на территории Николаевского Антониева монастыря настоятелем Николо-кладбищенской церкви города Красный Холм отцом Василием Симорой установлен Поклонный крест и возобновлена традиция крестного хода из города к обители преподобного Антония Краснохолмского. В 2008 году на историческом факультете Санкт-Петербургского государственного университета прошел Первый Петербургско-Тверской семинар «Тверской край в науке и культуре», в рамках которого был проведен «Круглый стол» – «Проблемы сохранения архитектурного комплекса Краснохолмского Антониева монастыря»[75]. Организаторами встречи выступили: Санкт-Петербургский государственный университет, Тверской государственный университет, филиал Государственной академии славянской культуры города Твери, общественная организация Ассоциация Тверских землячеств. В 2009 году в районном Доме народного творчества города Красный Холм состоялась конференция «Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь: история и будущее». В работе конференции приняли участие ученые, музейные работники, представители общественности, краеведы и журналисты из Москвы, Санкт-Петербурга, Твери и Красного Холма[76]. В Интернете начал свою работу научно-просветительский сайт о Краснохолмском Николаевском Антониевом монастыре (web-авторы-составители – к.и.н. С.В. Алексеева (СПбГУ) и Н.П. Тарасова (СПб))[77]. В 2010 году иеромонах Свято-Троицкой Александро-Невской лавры Силуан (Конев) по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора (Олейника) был назначен штатным священником в город Красный Холм с полномочиями по восстановлению Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. В 2013 году на территории монастыря было создано Краснохолмское Свято-Николаевское архиерейское подворье, настоятелем которого в настоящее время является иеромонах Силуан (Конев)[78]. Отец Силуан регулярно проводит на территории монастыря богослужения по праздничным дням, читаются акафисты святителю Николаю Чудотворцу и преподобному Антонию Краснохолмскому; для всех желающих проводятся экскурсии[79]. Местные СМИ – православная ежемесячная газета «Бежецкий Верх» и еженедельное районное издание «Сельская новь» – регулярно публикуют научно-популярные и просветительские статьи о монастыре и его основателе, освящая будничные и праздничные дни современной обители.

В настоящее время монастырь входит в Бежецкий благочиннический округ Бежецкой епархии Тверской митрополии Московского патриархата Русской Православной Церкви[80]. В территориально-административном отношении с 1990 года и по настоящее время монастырь располагается в деревне Слобода Краснохолмского района Тверской области.

В 2016 году Николаевский Антониев монастырь отметил свое 555-летие с надеждой на будущее возрождение[81].

Братия. В 1564 году в Краснохолмском монастыре проживали 201 человек, в 1575 году – 171 человек (31 человек братии и 140 человек – диаки и монастырские служители). В дозорной книге Долмата Тишнева на 70-е годы XVI века приводятся данные о 47 насельниках вместе с игуменом[82]. В 20-е годы XVIII века в обители проживали 72 человека братии (в т.ч. 10 иеромонахов) и более 100 разного рода служилых людей.

До 1861 году в монастыре имелись штатные служители. После 1861 года Краснохолмский монастырь стал получать 300 рублей в год на наем рабочих. В 1876 году в братстве состояли 15 человек, в т.ч. игумен, казначей, 2 иеромонаха, 3 иеродиакона и 8 послушников; в 1899 году — 26 человек, в т.ч. настоятель, 4 иеромонаха, иерей, 2 иеродиакона; в 1908 году — 22 человека, в т.ч. игумен, 7 монахов, 14 послушников; в 1918 году — 16 чел., в т.ч. настоятель, 5 иеромонахов, 3 иеродиакона, 2 монаха, бывший игумен; в 1920 году — 12 чел. (настоятель, 7 иеромонахов, бывший игумен, 3 послушника).

О настоятелях монастыря читайте в отдельной рубрике - "Игумены монастыря".

Святыни. Сохранилось описание иконы свт. Николая Чудотворца, обретенной старцем Антонием и находившейся в Никольской церкви: “длин. 6 верш. шир. 5 верш., по полям и оплечью оклад и венец серебряные, чеканные, вызолоченные, в венце 4 камня зеленых и 4 красных... В XVII столетии она помещалась на аналогие близ царских дверей, венец на ней обведен был ниткой жемчуга, а пелена под нею вся была низана жемчугом. Эту пелену в последний раз мы видим в описи 1680 года, а потом жемчуг, должно быть, употреблен был на вышепомянутую местную икону Святителя Николая”[83]. В Краснохолмском монастыре хранилась и древняя Владимирская икона Божией Матери: “длин. 6 вершк. шир. 5 вершк., в ризе серебряной вызолоченной”, которая также считалась “явленною преподобному Антонию вместе с иконою св. Николая”. Игумен Анатолий отмечает: “Обе последния иконы вставлены в одну доску в киот за левым столбом, а на зиму переносятся в Покровскую церковь”[84]. В XIX веке особо чтимой являлась и местная икона свт. Николая Чудотворца с чудесами: “Икона эта известна была еще в XVI столетии и тогда на ней был серебряный оклад игумена Иосифа, похищенный, должно быть, в литовское время, так как в 1631 году на ней серебряный вызолоченный оклад был духовника государыни великия инокини Марфы Иоанновны чернаго священника Ионы”[85]. Местонахождение святынь после закрытия Краснохолмского монастыря неизвестно.

Подробнее с архитектурным комплексом монастыря вы можете ознакомиться в отдельных рубриках - "Монастырский комплекс" и "План-схема монастыря".

Некрополь монастыря сохранился частично. В 90-х годах XX века, во время архитектурно-археологических исследований Никольского собора нашли несколько надгробий, представлявших собой белокаменные плиты, которые датировали XVI–XVII веками. На территории некрополя похоронены некоторые из братии и служителей монастыря, вкладчики и благотворители. Некоторые вкладчики и благотворители были внесены в монастырский синодик. Ряд представителей различных фамилий известен по Харчевым книгам и частично сохранившимся в XIX веке каменным надгробиям. Ко 2-й половине XIX века из старинных надгробий сохранилось менее 10 [86]. Игумен Анатолий называет фамилии тех, кто были похоронены в монастырском некрополе: Нелединские-Мелецкие, Шереметевы, Непейцыны, Ловчиковы, Ларионовы, Перфильевы, Замыцкие, Морткины, Орловы, Сеитовы (или Сентовы), Щербатовы, Глазатые, Лаптевы, Масловы, Милюковы, Пантелеевы, Лонцовы, Зиновьевы, Коростелёвы, Ураковы, Ушаковы, Бешенцевы, Тютчевы. Из расходной книги 1637 года известно, что над могилами Шереметевых были надгробия, которые обшивали материей. В различное время на территории Краснохолмского монастыря были захоронены: прп. Антоний; предположительно строитель, впоследствии игумен Герман (1482 – ок. 1493), игумены Паисий I (1494– нач. XVI в.), Вонифатий (после 1520 –?), Макарий и Арсений, известные только по синодику; Стефан (30–40 гг. XVI в.), инок Иона (Антропов) (+1591), инок Варлаам (Муранов; +1592), Федор Иванович Ловчиков (в постриге Феодосий; +1657), архимандрит Митрофан (+1745), игумен Иосиф (+1756; его останки были обнаружены и обследованы ходе археологических раскопок в западном притворе Никольского собора в 2008 года), архимандрит Марк (+1767), игумены Иларион (+1797), Макарий (Новоникитский; +1791), Иоасаф (+1829), архимандриты Павел (Алимпиев; +1836), Паисий (+1853), Иннокентий (Одинцов; +1861), игумен Рафаил (Трухин; +1901); Домонтиан Быков, Семен Андреевич Нелединский, Матвей Чертов (+1537), Андрей Игнатьевич Прокофьев, прозвищем Басман (+1575), Алексей Львович Ушаков (+1629), князь Василий Иванович (+1629), Андреян Петрович Ураков (+1654), думной дворянин Стефан Богданович Ловчиков (+1711), полковник Иван Иванович Ушаков (+1793).

Сегодня Николаевский Антониев монастырь переживает свое второе возрождение: начаты консервационно-восстановительные работы на Никольском соборе, верующие активно участвуют в жизни монастыря, приезжают паломники, отцом Силуаном (Коневым) регулярно проводятся службы и молебны. Дай Бог, монастырь возродиться!

 


[I] Текст воспроизводится по изданию: Тарасова Н.П. Из истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря (К вопросу о проблеме изучения истории монастыря в отечественной историографии) // Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь. Рекомендательный аннотиро-ванный указатель литературы / Сост. Н. П. Тарасова, С. Г. Воронин, Т. Д. Телятникова. Красный Холм–Санкт-Петербург: Краснохолмская центральная библиотека, ООО «Изда-тельство “Лема”», 2017. С. 15–30. (Полную версию текста смотри в "Библиотеке").

[II] Текст воспроизводится по изданию: Гусева С.В., Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Краснохолмский Антониев во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. 38: Коринф — Крискетия, св. муч. М.: Церковно-научный центр "Православная энциклопедия", 2015. С. 443–448. (Полную версию текста смотри в "Библиотеке").

 

[1] Здесь и далее цитаты по: Летописец о зачатии Бежецкаго верху Николаевскаго Антониева монастыря и о строении церквей Божиих и о дании вотчин в обитель сию (от) великих князей и боляр и прочих благодетелей // Жизневский А. К. Древний архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. М., 1879. С. 67–69.

[2] См.: Яганов А.В. Об источниках датировки памятников «Бежецкого Верху Николы чудотворца Онтонова монастыря» // Архитектурное наследство. М., 2012. Вып. 57. С. 53–55; Салимов А.М. Средневековое зодчество Твери и прилежащих земель XII – XVI века. Дисс. …д-ра иск. На правах рукописи. Тверь, 2015. С. 452–453.

[3] Виктор (Олейник), архимандрит. Подвижник Тверской земли преподобный Антоний Краснохолмский // Журнал Московской Патриархии. 1984. № 2. С. 9–10; Цветкова Д.В. Есть надежда, что монастырь возродится // Сельская новь. 2015. №4. 30 января. С. 2.

[4] Дворников А.С. Город Бежецк и Бежецкий край: Очерки по истории и археологии. Тверь, 1996. С. 27–28, 82, 96, 98–99.

[5] Тем же. С. 105.

[6] Летописец… С. 68.

[7] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, Весьегонского уезда Тверской губернии. Тверь, 1883. С. 3–4; Житие и чудеса святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского и слава его в России / Сост. Ф. Гусев, А. Вознесенский. – Репринтное воспроизведение синодального издания 1899 года. – Житие и чудеса святителя Николая Чудотворца. М., 2005. С. 324–325; Тверской патерик. Краткие сведения о тверских местно чтимых святых / Сост. [архиепископ Димитрий (Самбикин)]. Казань, 1908. С. 57.

[8] Летописец… С. 68.

[9] Там же. С. 68–69.

[10] Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т. II. СПб., 1887. С. 129.

[11] Синодик Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря 1681 года // ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 166; Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание… С. 14, 19, 22, 28, 31, 32, 33, 46, 77, 91; Яганов А.В. Об источниках датировки памятников «Бежецкого Верху Николы чудотворца Онтонова монастыря». С. 56; Тарасов А.Е., Тарасова Н.П. «Летописец о зачатии Бежецкого Верху Николаевского Антониева монастыря»: время и обстоятельства создания // Исторические исследования: электронный журнал Исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. М., 2016. №5. С. 236.

[12] Жизневский А.К. Древний архив… С. 1, 67 сн. 2; Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание… С. 4–5.

[13] Приходная книга казначея Павла 1560/1561 года // Материалы по истории крестьян в Русском государстве XVI века: Сборник документов / Под ред. А.Г. Манькова. Л., 1955. С. 17–18, 19, 21; Книга приходная при казначее Артемье денежная 1564 года // Там же. С. 28; Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. / Под ред. А.А. Зимина. М.–Л., 1950. С. 203; Дозорная книга церковных приходов Новгородской кафедры в Бежецком Верхе дозора Долмата Тишнева // Писцовые книги Новгородской земли. Т.3: Писцовые книги Бежецкой пятины XVI века / Сост. К.В. Баранов. М., 2001. Прил.3. С. 218; Яганов А.В. Об источниках датировки памятников «Бежецкого Верху Николы чудотворца Онтонова монастыря». С. 56.

[14] Выголов В.П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.) // Обитель преподобного Антония (историко-краеведческий альманах «Бежецкий край»). Бежецк, 2014. №10. С. 91; Салимов А.М., Булкин В.А. Трапезная Антониева Краснохолмского монастыря // Архитектурное наследство М., 2006. Вып.46. С. 74; Яганов А.В. Об источниках датировки памятников «Бежецкого Верху Николы чудотворца Онтонова монастыря». С. 53, 56.

[15] Алексеева С.В. Княжеские усобицы второй четверти XV в.: территориально-политический аспект развития Русских земель. Дисс. …канд. ист. наук. СПб., 2008. С. 162–181.

[16] Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. / Подг. к печати Л.В. Черепниным. М.–Л., 1950. С. 195.

[17] Выголов В.П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря… С. 91, 94.

[18] Салимов А.М., Булкин В.А. Трапезная Антониева Краснохолмского монастыря. С. 74; Горстка А.Н. Памятник Андрею Большому смотрелся бы у входа в кремль // Угличе Поле: историко-краеведческий литературный журнал. 2006. №3. С. 2; Осокин Р.Ю. Князь Андрей Большой. 560 лет со дня рождения // Там же. С. 5; Ерохин В.И. Андрей Большой. Несколько штрихов исторического портрета // Угличе Поле: историко-краеведческий литературный журнал. 2006–2007. №4. С. 15; Осокин Р.Ю. Два часа – и вы в истории // Там же. С. 16.

[19] Дворников А.С. Город Бежецк и Бежецкий край... С. 27–28, 82, 96, 98–99; Он же. Новгородско-Московские отношения и Бежецкий Верх в 15 веке. [Электронный ресурс] // Новгород и Новгородская Земля. История и археология (Материалы научной конференции. Новгород, 24–26 января 1995 г.). Вып.9. Новгород, 1996. С. 253–262. Режим доступа: http://www.bibliotekar.ru/rusNovgorod/40.htm (дата обращения: 17.11.17).

[20] О нем см.: Салимов А.М., Булкин В.А. Трапезная Антониева Краснохолмского монастыря. С. 75; Тарасова Н.П., Сорокин В.Н. Свет миру: Настоятели Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. 1461–1920 (Материалы к биографиям). Бежецк–Тверь, 2017. С. 56.

[21] Салимов А.М., Булкин В.А. Трапезная Антониева Краснохолмского монастыря. С. 74–75.

[22] Жизневский А.К. Древний архив… С. 17 сн.1.

[23] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 4; Костыгов С.Ю. О связях Бежецкого Верха с соседними регионами в XII–XVII вв. [Электронный ресурс] // Бежецк – Информационный портал города: сайт. Бежецк, 2006–2017. Режим доступа: http://bezh-citi.ru/istoria/34-istoria/49-sviazsregionami.html (дата обращения: 12.10.2017).

[24] Выпись с Бежецких книг писма и меры Данилы Петровича Свечина да подьячего Федора Второва 135, 136 и 137 годов написано в Бежецком Верхе в Онтоновском стану // ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Д. 34. Л. 2.

[25] Сорокин В.Н. Писцовые и переписные книги Бежецкого уезда XVII – начала XVIII века. Бежецк–Тверь, 2016. С. IV.

[26] Выголов В.П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря… С. 72.

[27] Сорокин В.Н. Писцовые и переписные книги Бежецкого уезда… С. VII.

[28] Сенин С.И. Бежецкий погром. [Электронный ресурс] // Бежецк – Информационный портал города: сайт. Бежецк, 2006-2017. Режим доступа: http://bezh-citi.ru/istoria/34-istoria/54–pogrom.html (дата обращения: 18.11.17); Головкин А.Н. Помнят стены монастыря. Тверь, 2016. С. 33–37.

[29] Колычева Е.И. Православные монастыри второй половины XV–XVI века // Монашество и монастыри в России. XI–XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 104.

[30] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 39–41; Головкин А.Н. Помнят стены монастыря. С. 71–73.

[31] Там же. С. 41; Жизневский А.К. Древний архив... С. 66; Головкин А.Н. Помнят стены монастыря. С. 70–71.

[32] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 67–68.

[33] Румянцева В.С. Монастыри и монашество в XVII веке // Монашество и монастыри в России. XI–XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 173.

[34] Смирнов Г.К. Красный Холм // Обитель преподобного Антония (историко-краеведческий альманах «Бежецкий край»). Бежецк, 2014. №10. С. 7.

[35] Булкин В.А., Гадалова Г.С., Салимов А.М. Антониев Краснохолмский монастырь // Русское средневековое надгробие XIII-XVII вв. Материалы к своду. М., 2006. Вып.1. С. 286–291; Гусева С.В., Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Краснохолмский Антониев во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. 38: Коринф — Крискетия, св. муч. М.: Церковно-научный центр "Православная энциклопедия", 2015. С. 446–447.

[36] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 46.

[37] Румянцева В.С. Монастыри и монашество в XVII веке. С. 171.

[38] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 15–26, 46–75.

[39] Там же. С. 70–71.

[40] Там же. С. 70–73.

[41] Там же. С. 47.

[42] Там же. С. 49–52.

[43] Там же. С. 50.

[44] Там же. С. 68–69, 74.

[45] Беляков В.С. Уездный город Красный Холм // Край Краснохолмский. Исследования краеведов / Сборник статей. Тверь, 2009. С. 7.

[46] Города Тверской области: Историко-архитектурные очерки (XI – начало XX века) / Ред.-сост. Г.К. Смирнов. СПб., 2000. Вып.1. С. 219.

[47] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 74.

[48] Смирнов Г.К. Красный Холм. С. 9.

[49] Беляков В.С. Уездный город Красный Холм… С. 7.

[50] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 60; Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX – начале ХХ века // Монашество и монастыри в России. XI–XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 302–303.

[51] Алексеева С.В. Изучение Краснохолмского Антониева Николаевского монастыря в XIX–XX вв. // Край Краснохолмский. Исследования краеведов. Сборник статей. Тверь, 2009. С. 106–107; Тарасова Н.П. «Летописец о зачатии Бежецкого верху Николаевского Антониева монастыря» как исторический источник // Проблемы исторического регионоведения: Сборник научных статей / Отв. ред. проф. Ю.В. Кривошеев. Вып.3. СПб., 2012. С. 180–181; Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Источники по истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря // Вестник церковной истории. М., 2016. № 1/2 (41/42). С. 199–201; Тарасов А.Е., Тарасова Н.П. Неизвестные списки «Летописца о зачатии Бежецкого Верху Николаевского Антониева монастыря» // «Времён связующая нить» (историко-краеведческий альманах «Бежецкий край»): Сборник докладов и выступлений на научно-практической конференции, посвящённой 880-летию первого упоминания Бежецка в исторических источниках (29 апреля 2017 г.). Бежецк, 2017. №16. С. 23.

[52] Тарасова Н.П., Сорокин В.Н. Свет миру: Настоятели Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря… С. 6.; Филиппов О.П., протоиерей. Соль земли Краснохолмской. Исторический очерк. СПб., 2017. С. 10.

[53] Наследный дар архимандрита Иоанна (Крестьянкина): Жизнеописание. Детство и юность в Орле. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Режим доступа: http://www.ioann.org/zhizneopisanie/detstvo-i-yunost-v-orle (дата обращения: 19.11.2017).

[54] Филиппов О.П., протоиерей. Соль земли Краснохолмской. С. 10.

[55] Тем же.

[56] Козлова Н.Р. Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь (1461): 550 лет со времени первого упоминания в летописи. [Электронный ресурс] // Тверские памятные даты на 2011 год / Сост.: Л.В. Пазюк, Н.В. Романова. Тверь, 2011. Режим доступа: http://www.tverlib.ru/tpd/2011/krasnokholmsky_monastery.html (дата обращения: 18.11.2017).

[57] Государственный архив Тверской области. Путеводитель / Отв. ред. Г.В. Баруткина. Ч.I. Изд. 2. Тверь 1998. С. 8–9.

[58] Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Источники по истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. С. 204–207.

[59] Веселова Е.С. Образование Краснохолмского района – 1929. Краснохолмский район в 1929–1939 годах // Край Краснохолмский. Исследования краеведов. Сборник статей. Тверь, 2009. С. 23.

[60] Филиппов О.П., протоиерей. Соль земли Краснохолмской. С. 13.

[61] ГАТО. Ф. Р–214. Оп. 6. Ед.хр. 12. Л. 1; Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Источники по истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. С. 198.

[62] Филиппов О.П., протоиерей. Соль земли Краснохолмской. С. 14.

[63] Булкин В.А., Салимов А.М. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Материалы исследований. С. 3, 6.

[64] Гусева С.В., Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Краснохолмский Антониев во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь. С. 447.

[65] Веселова Е.С. Образование Краснохолмского района… С. 23.

[66] Булкин В.А., Салимов А.М. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Материалы исследований. С. 7.

[67] Там же.

[68] Николаевский Антониев монастырь (комплекс). Паспорт на памятник (№1523) // Архив ГУГООКНТО.

[69] Булкин В.А., Салимов А.М. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Материалы исследований. С. 7.

[70] Николаевский Антониев монастырь (комплекс). Паспорт на памятник (№1523) // Архив ГУГООКНТО.

[71] Булкин В.А., Салимов А.М. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Материалы исследований. С. 7.

[72] Николаевский Антониев монастырь (комплекс). Паспорт на памятник (№1523) // Архив ГУГООКНТО.

[73] Выголов В.П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.) // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Пространство и пластика. М., 1991. С. 3–27.

[74] Гусева С.В., Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Краснохолмский Антониев во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь. С. 447.

[75] Алексеева С.В. Неотъемлемая часть нашей культуры // Сельская новь. 2009. №8. 27 января; Первый Петербургско-Тверской семинар «Тверской край в науке и культуре»: Сборник научных статей / Под ред. Ю.В. Кривошеева, В.М. Воробьева. Тверь, 2009.

[76] Беляков В.С. История и будущее // Сельская новь. 2009. №99. 8 декабря. С. 2–3; Беляков В.С. Обсудили проблемы Антониева монастыря // Сельская новь. 2009. Ноябрь.

[77] Тверской Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь. [Электронный ресурс]. 2009–2014. Режим доступа: www.tver-antonievmon.narod.ru (дата обращения: 05.11.2017).

[78] Указ за №12/1 от 23 мая 2013 года. – См.: Бежецкая епархия Тверской митрополии. Официальный сайт Бежецкой епархии РПЦ: Обращения, указы, распоряжения и другие руководственные документы епархиального священноначалия. [Электронный ресурс]. 2012–2016. Режим доступа: http://www.bezheparhia.ru/docs.html (дата обращения: 05.08.2016).

[79] Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь. Официальный сайт Краснохолмского Свято-Николаевского архиерейского подворья. [Электронный ресурс]. 2014–2016. Режим доступа: http://www.antoniev-mon.ru/ (дата обращения: 20.08.2016).

[80] 30 октября 2017 года было вновь создано Краснохолмское благочиние Бежецкой епархии. Официальные документы об образовании округа и входящих в него церквей в настоящий момент на сайте Бежецкой епархии не представлены. – См.: Бежецкая епархия Тверской митрополии. Официальный сайт Бежецкой епархии РПЦ: Новости епархии. [Электронный ресурс]. 2012–2016. Режим доступа: http://bezheparhia.ru/events_2017_2/171030.html (дата обращения: 19.11.2017); Там же: Краснохолмский благочиннический округ. Режим доступа: http://bezheparhia.ru/blag_krasny_holm.html (дата обращения: 19.11.2017).

[81] Производственное совещание по восстановлению Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря // Бежецкий Верх. 2017. №10 (109). Октябрь. С. 1.

[82] Дозорная книга церковных приходов Новгородской кафедры... С. 198.

[83] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 20.

[84] Там же. С. 20, 21.

[85] Там же. С. 20.

[86] Там же. С. 90–91.

 

2009 - 2018

Hosted by uCoz